Борис Филатов: Мы с Коломойским умерли друг для друга. Я надеюсь

Борис Филатов – о власти, поддержке Порошенко, фальсификациях на выборах, вражде с Коломойским и чей рейтинг “съедает” Зеленский.

Днепровский бизнесмен Борис Филатов стал известен всей стране как борец с сепаратизмом в Днепропетровской области в 2014 году в разгар российско-украинской войны. Тогда он был частью команды губернатора и олигарха Игоря Коломойского, которой удалось защитить область. Но затем команда распалась.

Филатов стал мэром Днепра, поссорился с Коломойским и отправился в свободное политическое плавание. Сегодня Коломойский живет в Израиле, а в интервью говорит, что Филатов – хам, а в Украину вернется только когда тут изберут кого-нибудь кроме Порошенко. Филатов многое успел за последние четыре года: превратился в одного из самых рейтинговых мэров в Украине, успешно “развалил на четыре части” Оппоблок, сколотил промэрское большинство в городе и окончательно попрощался с Коломойским, покинув партию УКРОП. И сблизился с Петром Порошенко: выступил на форуме по личному приглашению президента, где глава государства заявил о походе на второй срок.

Журналист LIGA.net  Дмитрий Бобрицкий приехал к Филатову, чтобы узнать, почему мэр встал на сторону Порошенко, что думает о своей бывшей команде – Коломойском и Корбане, что будет делать, если президентом станет Юлия Тимошенко или Владимир Зеленский, а также почему раздача помощи во время избирательной кампании – это не подкуп.

– Зачем вы поехали на форум Петра Порошенко?

– Моей задачей было использовать форум, как площадку. Обратить внимание руководителей страны на децентрализацию. Подчеркнуть ее бесповоротность. Мне удалось, кажется. Не обошлось без мнений, что я продался. У нас традиция такая. Говорим о персоналиях, а не об идеях. Моя идея, чтобы Петр Алексеевич обратил внимание на местное самоуправление в своей избирательной кампании. Чтобы другие политики взяли перед обществом обязательства довести реформу до конца. Если бы я хотел решать свои вопросы, я бы не пошел на форум. Я знаю, как заходить во властные кабинеты, где нужно подмигнуть, где-то меня о чем-то попросят и дело в шляпе. Моя задача, чтобы о продолжении децентрализации не забывали.

В целом впечатления от форума противоречивые. Он был сырой и неподготовленный. Зато получился искренним. Иногда мероприятие ощущалось, как партконференция. Нужно было больше смыслов озвучивать. Отдельные выступающие усыпляли народ, а вот Лесь Поддеревянский очень порадовал эпатажем.

– Какую обратную связь получили?

– Некоторые люди мне говорили, что Владимир Гройсман даже обиделся, что я не вспомнил его заслуг в децентрализации. И он почему-то лично это воспринял. Достижения Володи в децентрализации идут сразу после Петра Алексеевича на втором месте.

– Геннадий Корбан после форума написал, что вы пропали.

 Я никуда не пропал. Это была дружеская шутка, которую многие поняли превратно. У меня в Киеве было много дел. Я на сутки задержался. Каждый из нас имеет право на свои взгляды. Мы не можем командовать друг другом, в каком лагере быть. Мы знаем историю Корбана. Поэтому его невозможно заставить любить партию власти. Тем более это не партконференция БПП и не собрание VIP-агитаторов. Это форум, на котором говорили, как нам жить дальше. И Петр Алексеевич показывал, куда мы идем. Среди гостей был мой близкий товарищ Дмитрий Ярош. Он, как и все правые, поддерживает Руслана Кошулинского, но он пришел. Когда все аплодировали, Дима почти не хлопал. Он принялприглашение, как от главнокомандующего. На этой должности Порошенко его устраивает. Я шутил с Петром Алексеевичем, что он по своей риторике опередил Олега Тягнибока. Ему осталось заявить о возврате ядерного оружия и можно перещеголять крайне правых.

– Вы общались с Порошенко после форума?

– Встречи не было. После форума президент мне позвонил и поблагодарил за выступление. Говорит, я тебя послушал, где-то согласен, где-то – нет.

– В чем не согласен?

– Он категорический противник муниципальной полиции.

– Но она уже есть. В Одессе, например.

– Это может быть проблемой с точки зрения феодализации регионов. Особенно, там где мэры погранично-контраверсивные личности. Таким городам нельзя давать подобные инструменты. У нас тоже уже есть. В действительности муниципалитеты дотируют местную полицию через субвенции. Днепр тратит порядка 50 млн гривень в год. Закупаем связь, ремонтируем машины.

Раздается звонок. “Алло, так, я слухаю вас, так… Можно я вас прерву. Я – мэр, я не комментирую выход США из договора по ракетам. Вопрос некорректный. Спасибо. До свидания”.

– Меня хотят подловить пранкеры. Причем придумывают разные истории. Мол, ко мне обращаются из мэрии Тель-Авива. Реагирую всегда осторожно, поэтому меня сложно разыграть.

– С кем еще поддерживаете контакты в Киеве?

– Со всеми. У меня нет проблем в течение дня дозвониться любому из высших руководителей государства. Это хорошо. Такого отношения к местному самоуправлению со стороны власти никогда не было. Мне рассказывали, что при Азарове мэры городов неделями просиживали в приемных. Никто нам не навязывает подрядчиков, не спускает решения. Поэтому у нас нормальные отношения с властью. Тем более сейчас никого не заставляют возить в Киев чемоданы с деньгами.

– И с премьер-министром?

– Да. И со спикером Андреем Парубием. Верховная Рада приняла много законов, касающийся местного самоуправления. Например, по рынку парковок. Я звонил Андрею, просил мобилизовать личный состав депутатов. Наверное, мне в этом помогло депутатство и то, что я лично со всеми знаком. Когда ушел из Рады, мне удалось сохранить нормальные отношения.

– Вы поддержали Порошенко. Но нынешний глава государства на грани попадания во второй тур. Президентом может стать кто-то другой и у вас будут проблемы.

– Слышал мнение, что Филатов поддержал Порошенко, потому что он что-то знает. Я его поддержал не лично, как человека, а институцию президента и его политику децентрализации. Давайте говорить о том, что у меня с ним были достаточно сложные отношения. Я пришел из оппозиции – УКРОП. Но когда попал в кресло мэра, поменялось мировоззрение. Ко мне дошло, как сложно управлять разноплановым городом, как Днепр. В разы сложнее, управлять разноплановой Украиной.

– Но почему именно Порошенко?

– Меня, как и большинство лидеров громад, устраивает статус-кво. Смена власти подтянет новую публику. Она придет ко мне и скажет: теперь мы – власть, договаривайся с нами, где тут мы и так далее. Порошенко, БПП и Гройсман не выкручивают мне руки. Я спокойно занимаюсь городом.

После выборов новая власть начнет собираться как мозаика – не менее двух лет это займет. Я не хочу жить в кошмаре снова, пока все выровняется. В Днепре доходило до того, что депутаты разве что по потолку не ходили – город сидел без бюджета восемь месяцев! Я клеил промэрское большинство по кусочкам. Теперь у нас коалиция 55 человек. Оппоблок я развалил на четыре части. Не хочу еще раз это проходить.

Я не хочу задумываться о гипотетической мести кандидатов. Надеюсь, что я для них буду слишком маленькой мишенью. Добежавший до финиша и схвативший булаву, если это будет не Порошенко, получит очень много проблем. До меня точно не будет дела.

– Представьте, что президент Юлия Владимировна.

– Я ее знаю с 1994 года. Она мой первый работодатель в ЕЭСУ. Взлетом карьеры благодарен ей в какой-то степени. Там я вырос от рядового юриста до руководителя. Работа с ней для меня стала хорошей кадровой школой. У нас были разные периоды. Мы ссорились, мирились, но у меня сохранился свой формат отношений с Тимошенко. Я никогда не позволю себе переступить грань, но сегодня я поддерживаю ту политику, которую считаю правильной.

До последнего момента Юлия Владимировна была на финише. Теперь ко мне из ее штаба доходит, что они слегка в отчаянии, потому что Вова начал жрать ее электорат. Но мне кажется, что он не понимает бремя ответственности. Я написал пост о Вове и Славике – это был дружеский совет (не баллотироваться, – ред.). Славик прислушался, а Вова… Пусть пробует рвануть эту штангу. Я смотрю по нашим соцопросам – за него очень много людей в нашем регионе. По Днепру не скажу, а в Кривом Роге – до 40%. Он начал поедать и бело-голубой электорат. Традиционно сильные бело-голубые в нашем регионе провалились до 15%. Сказывается родной для Зеленского регион. Но, главное, Зеленского все видят своим: евреи, креативный класс, молодежь, коллективный “против всех” и русскоязычное население. Народ все равно разочаруется, а Зеленскому придётся отвечать на неудобные вопросы, принимать непопулярные решения.

– Многих пугает победа Зеленского. Мол, что будет со страной, если выберут комика. А вас?

– Поэтому я выступил публично. Объясню на примере. У американцев есть понятие fun. Когда я баллотировался, я тоже чувствовал это – проломить и добежать. Добежал, а потом – пустота. Начался новый сериал. Делать нужно что-то совсем другое.

В результате победы Зеленского нас ждут потрясения, как мне кажется. Оценивает он риски? Проще всего сказать: сейчас договоримся с Путиным. Как пишут журналисты, на встрече послов Зеленскому задали вопрос – а что будет, если радикалы захватят правительственный квартал? Я знаю многих радикалов, они мои друзья и побратимы. Там есть такие настроения.

Президентство Зеленского может закончится переходом к парламентской республике. Его превратят в молдавского Додона без полномочий

– К чему вы упомянули захват власти?

– После таких заявлений Зеленского о Путине. Если радикалам покажется, что пахнет коллаборационизмом с Кремлем, то такой сценарий возможен. Когда Саакашвили бегал по правительственному кварталу и тянул за собой людей, то власть поступила мудро. Взяла их измором. Если это произойдет в новой серии? Обладает ли он возможностями асимметричных или силовых ответов? Или радикалы просто прибегут к нему в кабинет и скажут: Здравствуйте! А силовики намеренно отвернут голову в другую сторону.

– Силовики не поддержат законно избранного президента?

– Когда тебя выбирают в координатах “против всех” и когда ты идешь с контр-элитарной повесткой, то старая элита начнет объединяться против тебя. Нужно быть к этому готовым. Я слышу разговоры по всему полю о Зеленском – бело-голубые начинают шептаться, когда их едят. Юлия Владимировна начала превращаться в спойлер Зеленского, хотя некоторые личности задумывали наоборот. Президентство Зеленского может закончится переходом к парламентской республике. Президента превратят в молдавского Додона без полномочий.

– Может ли Игорь Коломойский вернуться в Украину?

– Мы с Игорем Валерьевичем умерли друг для друга. Я очень надеюсь на это. Два года не общаемся. Мне тяжело комментировать его деятельность. Ему, конечно, интересно играть, он как Портос: я дерусь, потому что дерусь. Вне зависимости от результатов выборов – он быстро испортит отношения с новым президентом.

Его степень влияния на некоторых кандидатов преувеличена. Разговоры в политических кругах, которые сейчас продолжаются – это блеф. Все продают друг другу несуществующие вещи. Например, степень влияния на кандидата. К тому же, Игорь Валерьевич – человек, покупающий победу на столе. Я не думаю, что он финансирует кого-нибудь сейчас в полный рост. Он говорит: давай, иди вперед, потом посчитаемся. А будет ли этот расчет – большой вопрос.

– В интервью Гордону он сказал, что вы ему нахамили. Чем вы могли обидеть Коломойского, когда он и сам горазд?

– Там было продолжение. Он сказал, что я ему нахамил заочно. Я, действительно, с ним не общался. Наверное, я ему нахамил в подсознании. Представьте, каким нужно быть хамом, чтобы нахамить самому главному хаму. Но у нас хорошая школа общения. Мы давно друг друга знаем.

– Недавно вся Украина узнала о человеке по имени Александр Петровский. Говорят, он бывший криминальный авторитет в Днепре. Но он постоянно в обществе высоких чиновников и политиков. Кто он такой?

– Он никак не влияет на процессы в мэрии. Издания связывают моего зама Александром Шикуленко с этим человеком. Он попал на это место в результате моих коалиционных договоренностей с БПП. А кто его рекомендовал там – через семейные связи господина Павелко или по-другому – я это не комментирую. За все годы работы на Шикуленко нет нареканий. Он не подвел и не украл.

Я живу в сложном городе разных связей. В городе должно быть место для всех. Даже у людей, у которых были разные истории в жизни. Моя задача, чтобы такие люди, как Петровский не влияли на процессы в мэрии. Можно найти лишь один общий снимок с Петровским. Тогда Филарет приехал открывать епархию КП. Александр Владимирович потратил на нее более 100 млн гривень. За последние несколько лет он сделал много хороших вещей. Он помогает атошникам и детям. Зачем? Нужно спросить у него. Но то, что он один из крупнейших в городе меценатов – это правда. Я не должен разбираться, где он взял деньги и куда их тратит.

– Вы в Фейсбуке писали: “Попы на службе у бандитов, и бандиты, ставшие меценатами”. Вы имели в виду Петровского?

– Нет, это был собирательный образ. Когда я напишу мемуары – это будет очень интересно.

– Трендом президентских выборов называют легальные сети по подкупу избирателей. Как с этим в Днепре?

– Я не верю, что можно скупить миллионы голосов. Это возможно сделать на мажоритарном округе. Но то, что готовят страшные сети по захвату вселенной – нет. Доходят сигналы, что партийные офисы где-то движутся. Мне это меньше всего интересно. Но с другой стороны, знаю о фактах, когда коммунальные сотрудники во время работы раздавали агитационные материалы за одного из кандидатов первой тройки. Я их позвал к себе и сказал: вы можете поддерживать кого угодно, но если кто-то из кандидатов решит использовать парковщиков для раздачи материалов – сразу вылетят с работы.

– Выделение 140 млн гривень из городского бюджета на материальную помощь. Местные активисты утверждают, что деньги сняли с ремонта стадиона и больницы на агитацию.

– Мы случайно попали в эту смешную историю. Активисты рассказали, что Порошенко всех подкупает. Они даже не понимают, как работает бюджет.

– Объясните, почему помощь выдают во время президентской кампании? Это админресурс.

– Понимать это можно по-разному. Мы всегда выдавали помощь. Естественно, не в таком объеме и не такому количеству людей, но в десятках миллионов гривень ежегодно. Мы не думали, что по этому поводу будет столько спекуляций.

– Какие суммы вы лично выдавали, как помощь?

– Те, кто доходит до мэра, могут получить до 50 тысяч гривень.

– Это бюджетные деньги?

– Да. Другие мэры могут возмутиться, но у каждого депутата нашего совета есть депутатские деньги. Около трех миллионов гривень. У нас каждый депутат может раздавать помощь. Когда не было выборов – по этому поводу никто не подпрыгивал. Обвинения в подкупе и поднятии сетей – элемент избирательной кампании. Сейчас все обвиняют друг друга в подкупе. Есть молодые пассионарии, антикоррупционеры-грантоеды, которые эксплуатируют эту повестку.

– Вы говорите о деньгах, заложенных в бюджет, а эти 140 млн – совсем свежее распределение.

– Все, что мы не делаем – все плохо. Находится группа людей, которые знают, как лучше распоряжаться деньгами. Бюджет живой. Нам не надо держать на стадион 170 млн. Мы часть сняли и переложили на материальную помощь.

– А ремонт при этом не остановился?

– Нет, конечно. После этого город заработает сверхдоход и вернем на стадион. У нас есть логика передвижения сумм. Не факт, что мы раздадим всю сумму. Может раздадим 50-100 млн или вообще прекратим. Люди, которые приходят, они нуждаются в деньгах. Поэтому для Филатова, как для мера – история хорошая. Ну, может, почитаю критические статьи, зато мне она пойдет в плюс. Думаете их можно поагитировать за Порошенко? Люди подошли, получили деньги и ушли. И что дальше? Где тут Порошенко? Активисты тоже могут записаться.

– Выборы в Днепре будут честными?

– Я не верю, что губернатор и мэр будут стучать кулаком по столу и кричать: закиньте туда бюллетени, а бандиты прибегут на участки. Мы слышали принципиальное заявление главы МВД. Мне непонятно, зачем активисты надувают мыльный пузырь о купленных выборах. Никто не знает, чем закончатся эти выборы. Не знают основные кандидаты. Когда идет накачка лозунгами, то нельзя сказать, что все будет тихо. Наверное, будут подкупать или что-то придумывать. Но так, как это было при Януковиче и Кучме – точно не будет. Если во власти кто-то испытывает иллюзии, что всех можно закрутить – этого не получится.

– Что вы имеете в виду?

– У каждого кандидата своя игра. Но власть в целом разобщена. Когда с центра спустятся команды, например, в областные управления полиции и РОВД, то каждый из начальников будет смотреть в сторону разных кандидатов. У нас такая страна. Уверен, что в Днепре обойдется без массовых фальсификаций.

– Порошенко просил вас помочь на выборах?

– Мы долго выстраивали отношения с ним после нескольких лет недоверия. Сейчас у нас своеобразный формат общения, довольно личный. Не хочу выносить его на публику. Я к чему: меня он точно о таком просить не может. Порошенко напрямую никогда бы так не сказал. Он мастодонт в политике и самый хитрый человек в стране. Он может найти ключик, который работает. Если бы президент сказал, что я должен пойти на форум и сказать, что он молодец – ничего бы не вышло. Я мог сломать ногу в Австрии, например. А когда дают свободу, то воспринимаешь ситуацию по-другому. Многие недооценивают дипломатию Порошенко и его таланты в византийщине.

– В прошлом году активно обсуждалась идея объединенной партии власти, куда должны были войти мэры городов. Что произошло с этой идеей?

– Не вышло. Я не могу быть в одной партии с Геной Кернесом и Геной Трухановым. А с Кличко – могу. Если мы с ним соберем такую партию, то обязаны пригласить Сергея Моргунова – мэра Винницы. Гройсман скажет нам: я придумал децентрализацию, значит буду командовать. Очень много сложностей в реализации этой идеи.

– Андрея Садового не звали?

– У меня к нему очень трепетное отношение, а у него ко мне. Один раз в месяц на 24 канале своей жены, он обязательно покажет гадость обо мне. Видимо, чтобы я не расслаблялся. Когда я задаю вопросы Самопомощи, они говорят – это не мы, а свободные журналисты. А когда в Днепре не повесили не одного борда Садового, то он обвинил шоколадную барыжную власть.

– Так а почему все-таки не повесили?

– Это решение свободных рекламных агентств. Свободные журналисты снимают гадости, а днепровские фирмы не вешают Садового.

– Партии идеологов децентрализации не будет?

– Как только собираем эту идею – она рассыпается. С мэрами будет, как и с комбатами – все разошлись по своим углам.

– Вы пойдете в партию власти, если Порошенко снова станет президентом?

– Пока не вижу себя в такой партии. У меня есть четкие целеполагания. Я понимаю, что хочу пойти на второй срок. Хочу доделать незавершенные дела и уйти на пенсию, чтобы не свихнутся.

– Вам не интересно поработать в Киеве?

– Я был в Раде. Еле ноги унес. Хочу заниматься городом, а не лезть в киевскую политику. Мне там не комфортно. Не хочу тратить время на обсуждение закулисных слухов. Зачем мне Кабмин. Да, возглавить Мининфраструктуры, может, и неплохо. Но мэр – это самая интересная работа в мире с точки зрения многоплановости: начиная от реформы гуманитарного сектора, заканчивая мыслями о том, сколько выделить денег на стерилизацию котиков и собачек. Кроме того, ты еще модератор между общинами и группами.

Я снова буду баллотироваться в мэры. Эта самая интересная работа в мире

– В следующем году пройдут местные выборы. Как будете решать вопрос поддержки в совете?

– Я думаю об этом. Готовим региональную партию.

– Название придумали?

– Да, но не скажу.

– Аэропорт в Днепре. Было две идеи: строить новый или обновлять старый. Что выбрали?

– Не понимаю идеи строительства аэропорта в чистом поле, как это озвучил Владимир Омелян, тем более за два года. Александр Ярославскийпредложил инвестиции в аэропорт Днепра и это более здравый вариант, как мне кажется. Я его не лоббирую, но аэропорт в Харькове хороший.

Сложность в том, что за аэропорт в Днепре государство судится с переменным успехом с компанией Днеправиа. Дело дошло до Верховного суда, тот вернул на повторное рассмотрение. Пока аэропорт отодвинут из приоритетов центральной власти – все устремились на выборы. Идея аэропорта за городом в пгт. Соленом – мне не нравится.

– После окончательного решения суда можно инвестировать?

– Я верю в коллективный разум. Перейдут к обсуждению не раньше апреля, когда начинается освоение бюджетов. Кабмин решит, куда вкладывать деньги на разработку проекта – в новый аэропорт или в городской. Если Омелян или Гройсман примут решение строить аэропорт Днепра на Луне, то я не смогу им противодействовать. Главное, чтобы построили.

– Какая предварительная стоимость аэропорта?

– Около 3 млрд гривень.

– Есть ли у вас и Геннадия Корбана интерес к покупке Ocean Plaza в Киеве. По нашей информации, вы интересовались покупкой.

– Это полная чепуха. Я даю тысячу процентов. Может Корбан писал какие-то глупости, что его нужно забрать. Но я уверен, что он не вел никаких финансовых переговоров.

– Вы выступили с идеей углубить децентрализацию. Что не хватает городам сейчас?

– Законы приняты, но они больше регулируют финансы. Киев по-прежнему оставил себе полномочия регулировать денежные потоки в регионы через разные механизмы. В первую очередь забирают у богатых регионов. Был случай, когда у нас забрали из бюджета 1,7 млрд гривень. Я побежал возмущаться к Владимиру Борисовичу и Петру Алексеевичу. Они вмешались, а это неправильно. Мы должны понимать по закону, какие у нас базовые показатели.

Cегодня у Маркаровой хорошее настроение, она понимает, что выборы на носу, бюджет этого года мы прошли нормально, а в предыдущие года ходили вместе с мэрами ругались. Это не годится. Кроме того, во время принятия бюджета могут вылезти поправки против местных бюджетов. В результате Укрзалізниця получила льготу на землю и не доплатила нам 150 млн гривень. Это также касается медицинских дотаций.

Нам нужен кодекс местного самоуправления, где мы распишем все финансовые регуляторы. И чтобы нам не придумывали новые правила игры. Хотел добавить, что бюджет – это не средство давления, Порошенко не сидит и специально не закручивает гайки. Бюджет – это политический компромисс: кто первый добежит, того и тапки. Тут пришел Полторак, Аваков…

– Тут пришел Филатов…

– Да, Филатова особо не слушают, но он взял с собой Кличко, Моргунова и других мэров. Поругались. Да, ребята, извините, вот ваш бюджет. Зачем принимать участие в этих торгах? Дайте нам понятные правила игры.

– Какие цифры вы хотите зафиксировать?

– Цифры реверсной дотации, здравоохранения и образования. Где местные бюджеты, а где – субвенции. Потому что у нас могут ездить цифры в размерах сотен миллионов. Кадровые вопросы: когда хотят назначить главу регионального кадастра или начальников полиции, то принято спрашивать мнение мэров, но иногда об этом забывают. И приезжают непонятные люди – то ли они чьи-то смотрящие, то ли еще кто-то.

– На какой стадии кодекс, кто двигает процесс?

– На нулевой. У Ассоциации городов Украины есть наработки, но их нужно передать депутатам в Верховную Раду.

фото – LIGA.net

Борис Филатов: Мы с Коломойским умерли друг для друга. Я надеюсь
4 (80%) 4 vote[s]

Читайте також:

    Залишити відповідь

    Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *